«Все принадлежит Господу. Смешно, когда человек говорит: «Я карта (делающий), все эти вещи мои» Рамакришна
ГЛАВНАЯ
РОССИЯ - ИНДИЯ
В ИНДИИ
ЙОГА

ВЕДАНТА КЕШАРИ
ПРАБУДДХА БХАРАТА
ПЕРСОНАЛИИ
СОБЫТИЯ И ЛЮДИ
БИБЛИОТЕКА
mp3
АРХИВ

 

ЭКОНОМИКА
ОБЩЕСТВО
КУЛЬТУРА
ЭКОЛОГИЯ
ПРОИСШЕСТВИЯ
БРИКС - ШОС

 

О ПРОЕКТЕ
АРХИВ НОВОСТЕЙ
ENGLISH

 

 

 

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


СОБЫТИЯ И ЛЮДИИзраильская стратегия после российско-грузинской войны  

 

 

 

 

 

 

               Израильская стратегия после российско-грузинской войны

               Джордж Фридман, Stratfor

 

 

     Российско-грузинская война продолжает вызывать резонанс во всем мире, теперь стоит расширить рамки анализа относительно этого события.

 

 

     Надо отметить, что основными игроками в Грузии, кроме самих грузин, являлись русские и американцы. В меньшей степени, европейцы, которые давали малозначимые советы. Другим игроком, находящимся в тени, был Израиль.

 

 

     Израильские советники присутствовали в Грузии вместе с американскими, а израильские бизнесмены занимались там коммерцией. Израильтяне имели определенную степень влияния, но были незначительными игроками по сравнению с американцами.

 

     Более интересным, возможно, было решение, о котором публично заявили израильтяне - это приостановка продажи оружия Грузии за неделю до нападения на Южную Осетию. Ясно, что израильтяне знали о готовящейся войне и не хотели принимать в ней участие. Позже, в отличие от американцев, израильтяне сделали все, что в их силах, для того, чтобы умиротворить русских, включая поездку израильского премьер-министра Эхуда Олмерта в Москву. Независимо от того, что израильтяне делали в Грузии, они не хотели конфронтации с русскими.

 

     Невозможно объяснить действия израильтян, находящихся в Грузии, вне контекста аккуратного обзора израильской стратегии вообще. Исходя из этого, мы сможем понять, почему израильтяне оказались вовлеченными в ситуацию вдали от их непосредственной зоны ответственности, и почему они выбрали именно такой способ своего присутствия в Грузии.

 

     Мы должны разделить израильские стратегические интересы на четыре отдельных, но взаимосвязанных части:

 

     1. Палестинцы, живущие в Израиле после границ 1967 года.

 

     2. Так называемые «государства конфронтации», которые ограничивают Израиль, включая Ливан, Сирию, Иорданию и, особенно, Египет.

 

     3. Мусульманский мир вне этого региона.

 

     4. Великие державы, способные повлиять и спроектировать власть в эти первые три региона.

 

 

 

     Палестинская проблема

 

 

 

     Самый важный вывод, который связан с первостепенным интересом Израиля - палестинским фактором, это то, что палестинцы не представляют стратегической угрозы израильтянам. Их способность причинять беспокойство раздражает израильтян (если очередная трагедия приводит к жертвам в их семьях), но палестинцы не могут угрожать существованию израильского государства. Палестинцы могут создавать такой уровень раздражения, которое может влиять на моральное состояние израильтян, побуждая их пойти на уступки, основанные на реалистической оценке ситуации, а она как раз такова, что палестинцы не могут ни в какой мыслимый период времени угрожать основным интересам Израиля, независимо от политического решения. В то же время, появляется аргумент - каковы условия того, что палестинцы не смогут угрожать израильским интересам, которые непосредственно связаны от уступок, сдерживающих уровень угроз террористических атак? Учитывая структуру израильской политики, этот вопрос является одновременно и подстратегическим, и затрудненным.

 

     Имеет значение тот факт, что палестинцы сильно разделены между собою. Для Израиля это является преимуществом, поскольку де-факто это способствует гражданской войне среди палестинцев и снижает возможность угрозы с их стороны. Однако, это также уменьшает шанс осуществлять давление на них и возможность провести переговоры. Со стороны палестинской стороны нет субъекта, который бы мог авторитетно говорить от имени всех палестинцев. Любое соглашение, достигнутое с палестинцами, с израильской точки зрения, должно было бы включать гарантии прекращения терроризма. Однако, с палестинской стороны никто и никогда не имел возможности гарантировать этого. Определенно, сегодня Фатх не говорит от имени Хамаса. Поэтому урегулирование проблемы палестинского государства сегодня остается затрудненным, потому что оно не принесет для израильтян сколь-нибудь весомых преимуществ.

 

 

 

     Государства конфронтации

 

 

 

     Вторая составляющая - это государства конфронтации. У Израиля формально заключены мирные договоры с Египтом и Иорданией. Существуют неофициальные соглашения с Дамаском по вопросу Ливана, но у Израиля нет постоянного понимания с Сирией. Ливанцы слишком сильно разделены, чтобы позволить выйти на межгосударственные соглашений, однако у Израиля имеются соглашения с различными ливанскими фракциями достигнутые в различное время (особенно близки отношения с некоторыми из христианских фракций).

 

     Иордания – по сути, союзник Израиля. Это страна была враждебна к палестинцам, по крайней мере, с 1970 года, когда Организация Освобождения Палестины попыталась свергнуть Хашимитский режим. Поэтому иорданцы расценивают Израиль и США как гарантов их национальной безопасности.

Отношения Израиля с Египтом на публике являются более прохладными, но вполне дружелюбными. Единственной силой, которая может серьезно поставить под вопрос трансформацию Египетского государства, является Братство мусульман. Поэтому Каир рассматривает Хамас как производную этой организации и, следовательно, как потенциальную угрозу. Египтяне и израильтяне поддерживали мирные отношения более 30 лет, независимо от состояния израильско-палестинских отношений. В то же время, сирийцы самостоятельно не могут пойти на войну с Израилем и выиграть ее. По сути, их главный интерес связан с Ливаном, и когда они работают против Израиля, они работают с такими аффилированными Дамаску силами, как Хезболла. Однако их собственное представление относительно независимого палестинского государства неопределенно, так как они считают всю Палестину частью Великой Сирии. Впрочем, в данный момент, то не совсем относится к рассматриваемой проблеме. Пожалуй, единственная угроза Израиля у его границ исходит из Сирии через аффилированные структуры с ней в Ливане и возможность приобретения Сирией оружия, которое бы угрожало Израилю, например химическое или ядерное оружие.

 

 

 

     Мусульманский мир

 

 

 

     Относительно этой третьей составляющей, положение Израиля в мусульманском мире вне группы государств конфронтации намного более безопасно, чем хотели бы его враги. У Израиля есть близкие, формальные стратегические отношения с Турцией, а так же с Марокко. Турция и Египет – это региональные гиганты, и хорошие связи с ними предоставляют Израилю гарантии региональной безопасности. Но у Израиля также превосходные отношения со странами, с которыми формальные отношения отсутствуют, особенно на Аравийском полуострове.

 

     Консервативные монархии региона не доверяют палестинцам, особенно Фатху. Собственно, как часть панарабского социалистического движения Насера, Фатх несколько раз непосредственно угрожал этим монархиям. Несколько раз в 1970-е и 1980-е годы, израильская разведка предоставляла этим монархиям информацию, которая предотвращала убийства государственных деятелей или восстания.

 

     Саудовская Аравия, со своей стороны, никогда не участвовала в антиизраильских действиях, несмотря на грозную риторику. После конфликта 2006 года между Израилем и Хезболлой в Ливане, Саудовская Аравия и Израиль заключили более тесные закулисные отношения, особенно из-за агрессивного Ирана — общего противника Саудовской Аравии и израильтян. У Саудовской Аравии существуют близкие отношения с Хамасом, но Хамас и его саудовские покровители дистанцируются от официального Эр-Рияда. Саудиты осторожны относительно Хамаса, а другие монархии Персидского залива еще большей степени.

 

     По сути, Израиль имеет серьезный бизнес с этими режимами, особенно в сфере обороны. Де-факто израильские компании, формально работая через американские или европейские филиалы, ведут большой бизнес повсюду на Аравийском полуострове. Вид деятельности этих филиалов известен повсюду, хотя никто не стремится трубить об этом на всех углах. У правительств и Израиля и Аравийского полуострова были бы внутренние политические проблемы, если бы они предали огласке такое сотрудничество. Элементарное посещение Абу-даби, деловой столицы региона, выявило бы множество израильтян, стряпающих свои дела под паспортами других государств. Добавьте к этому, что государства Аравийского полуострова боятся Ирана, и эти отношения становятся еще более важными для всех сторон.

 

     Есть интересная идея о том, что если Израиль уйдет из оккупированных территорий и позволит создать независимое палестинское государство, то в исламском мире отношение к Израилю резко изменится. Такая точка зрения распространенная в Европе. По факту мы можем разделить мусульманский мир на три группы.

 

     Во-первых, страны, у которых уже есть формальные связи с Израилем. Во-вторых, - те, у которых сложились близкие рабочие отношения с Израилем и где формальные связи усложнили бы, а не углубили бы эти отношения. Пакистан и Индонезия, среди прочих, вписываются в эту группу. В-третьих - те, которые являются абсолютно враждебными к Израилю, например, Иран. Очень трудно идентифицировать государство, которое не имеет никаких неофициальных или формальных отношений с Израилем, но вступила бы в эти отношения, если бы было палестинское государство. Те государства, которые являются враждебными к Израилю, остались бы враждебными после выхода с палестинских территорий, так как эта проблема связана с существованием Израиля, а не его границами.

 

     Принимая во внимание вышесказанное, можно сделать вывод, что в реальности израильская безопасность намного лучше, чем, если бы мы опирались в анализе исключительно на одну риторику. Палестинцы разделены и находятся в состоянии войны друг с другом. Даже при лучших раскладах они не могут угрожать существованию Израиля. Единственными странами, с которыми у израильтян нет никаких формальных соглашений и есть границы, являются Сирия и Ливан, и ни одна из них не может угрожать безопасности Израиля. У Тель-Авива имеются тесные связи с Турцией, самой сильной мусульманской страной в регионе. Израиль также имеет более тесные коммерческие и секьюритарные связи с Аравийским полуостровом, чем это признается официально, хотя о степени такого сотрудничества в регионе все знают. Поэтому с точки зрения безопасности Израиль преуспевает.

 

 

 

     Мир в широком понимании этого слова

 

 

 

     Израиль также значительно преуспевает в более широком мире, четвертом и заключительном пункте нашего исследования. Израиль всегда нуждался в иностранных источниках поставок оружия и технологий, так как его национальная безопасность должна опережать его внутренние промышленные возможности. Его первым покровителем был Советский Союз, который надеялся укрепиться на Ближнем Востоке. Затем быстро подтянулась Франция, которая рассматривала Израиль как союзника в Алжире и как противника Египта. Наконец, после 1967 года, поддерживать Израиль стали Соединенные Штаты. Вашингтон рассматривал Израиль как угрозу Сирии, которая могла угрожать Турции с тыла, в то время, когда СССР угрожали Турции с севера. По сути, Турция является дверьми в Средиземноморье, а Сирия была угрозой Турции. Египет также был союзником СССР с 1956 года, еще до того, как Соединенные Штаты развили близкие рабочие отношения с Израилем.

 

     Важность этих отношений для израильтян уменьшилась. За эти годы помощь со стороны США составляла примерно $2,5 миллиарда долларов ежегодно, и эта цифра оставалась примерно одинаковой. Она никогда не поднималась вверх из-за инфляции, и в отношении израильского ВВП сократилась примерно с 20 % в 1974 году к менее чем 2% сейчас. Зависимость Израиля от Соединенных Штатов резко упала. Зависимость, которая когда-то существовала, превратилась в исключительно удобную. Израилю она выгодна в меньшей степени по экономическим причинам, в большей - из американской ответственности за израильскую безопасность. Другими словами, для Израиля американская помощь является скорее важна психологической и политической точки зрения, чем с экономической или секьюритарной.

 

     У Израиля, поэтому нет никаких угроз или серьезных зависимостей, исключая две. Первой является приобретение ядерного оружия силой, которую нельзя будет сдержать. Другими словами, в качестве таковой может выступить нация, которая бы совершила самоубийственную попытку уничтожить Израиль. Учитывая иранскую риторику, Иран, время от времени претендует на то, чтобы стать такой нацией. Но, учитывая, что иранцы по-прежнему далеки от обладания ядерным оружием, на Ближнем Востоке подобную риторику не следует сейчас воспринимать чересчур серьезно. Кроме того, не только израильтяне озабочены ею.

 

     Вторая угроза возникла из-за появления игрока, который готов, открыто или тайно вмешиваться в дела региона, преследуя собственные интересы, и тем самым, создать региональную угрозу для Израиля. Основным кандидатом в этом плане является Россия.

 

     Во время холодной войны СССР использовали стратегию подрыва американских интересов в регионе. В ходе этого Советы активизировали государства и группы, которые могли непосредственно угрожать Израилю. Понятно, что нет никакой существенной военной угрозы Израилю на его границах, если этого не пожелает Египет. С середины 1970-х Египет не является враждебным Израилю государством. Даже если египетский президент Мубарак умерет и его сменит режим, враждебный к Израилю, Каир ничего не сможет сделать, если у него не будет покровителя, способного обучить и вооружить его армию. То же самое, в значительной степени верно и для Сирии и Ирана. Без доступа к военным технологиям извне, Иран – это просто страна пугающих пресс-конференций. Однако в случае доступа к этим технологиям, баланс сил в регионе может измениться.

 

     После развала Советского Союза никто не был готов к игре на Ближний Восток способом, который исповедовала Москва. У китайцев нет абсолютно никакого интереса к борьбе с Соединенными Штатами на Ближнем Востоке, который занимает приблизительно одинаковые позиции в импорте нефти США и Китая. Пекину гораздо дешевле купить нефть на Ближнем Востоке, чем участвовать в геополитической борьбе с главным торговым партнером Китая, Соединенными Штатами. Даже если бы у них был интерес, никакие европейские акторы не смогут играть подобную роль из-за их военной слабости, а Европа в целом представляет собой геополитический миф. Единственной страной, которая может угрожать равновесию сил на израильском геополитическом небосводе, является Россия.

 

     Израиль боится, что, если Россия будет вовлечена в борьбу с Соединенными Штатами, Москва поможет ближневосточным режимам – начиная Сирии и Ирана, которые являются враждебными к США, используя их как рычаги влияния. Намного более пугающей для израильтян будет идея русских, втихаря сыграть партию в Египте, убрав усталый режим Мубарака, установив более дружественный с точки зрения собственных интересов, и вооружив его. Фундаментальный страх Израиля – это не Иран. Это - перевооруженный, мотивированный и враждебный Египет, поддержанный великой державой.

В глобальной игре русских Израиль не является главной целью. Однако, пытаясь найти способы угрожать американским интересам на Ближнем Востоке и стремясь выдавить американцев из их сферы влияния в бывшем СССР, русские могут создать проблемы, для безопасной позиции США на Ближнем Востоке.

 

     Это возвращает нас к вопросу относительно того, что израильтяне делали в Грузии. Они не пытались приобрести авиабазы для того, чтобы бомбить Иран. Для этого понадобилось бы тысячи человек израильского персонала для обслуживания и управления, авиадиспетчерской службы и так далее. Кроме того, это бы задело бы интересы Анкары, которая бы должна была позволить использовать турецкое воздушное пространство, что невозможно. Поэтому, если бы такой план существовал, Израиль помешал бы грузинам в напасть на Южную Осетию. Согласитесь, это было бы логичным.

 

     Израильтяне были в Грузии, пытаясь, параллельно с Соединенными Штатами, предотвратить возрождение России как великой державы. Эти усилия связаны с укреплением государств на территории бывшего СССР, которые являются враждебными к России, так же как и поддержка в России тех лиц, которые выступают против руководства Премьер-министра Владимира Путина. Израильское присутствие в Грузии, как и американское, было необходимо для того, чтобы заблокировать возрождение России.

Как только израильтяне пронюхали, что будет столкновение в Южной Осетии, они — в отличие от Соединенных Штатов — резко изменили свою политику. Если Соединенные Штаты увеличили свою враждебность по отношению к России, то Израиль прекратил продажу оружия Грузии накануне войны.

 

     После войны израильтяне прибегли к дипломатическим ходам, направленные на то, чтобы успокоить российские страхи. Действительно, в настоящее время у израильтян скорее имеется больше интерес в том, чтобы не дать русским рассматривать Израиль в качестве врага, чем потворствовать американцам. Американский вице-президент Дик Чейни может говорить неопределенные угрозы в адрес русских. Но Олмерт заверил Москву, что ей нечего бояться Израиля, и поэтому русские не должны продавать оружие Сирии, Ирану, Хезболле или другим, враждебным Израилю, силам.

 

     Интересно, что американцы начали вбрасывать информацию, что русские продают оружие Хезболле и Сирии. Израильтяне муссирования этой проблемы тщательно избегали. Они легче позволить жить Хезболле с каким-то оружием, чем позволить нарушить статус-кво в Египте и появления там русских военных советников. В первом случае – это неприятность, во втором - экзистенциальная угроза. Россия, возможно, пока не имеет возможности для действий, но израильтяне стремятся не допустить ситуации, когда все выйдет из-под контроля.

 

     Сейчас Израиль управляет палестинской ситуацией и отношениями со странами вдоль его границ. В более широком мусульманском мире его положение намного лучше, чем может показаться на первый взгляд. Его единственный враг в регионе – это Иран, и эта угроза не до конца ясна, не смотря на официальные заявления Израиля. Но угроза России, вмешивающейся в мусульманский мир — особенно в Сирии и Египте — для Израиля является ужасающей. Это тот риск, с которым они не смогут жить. Вот почему Израиль так молниеносно переключил свою внешнюю политику в отношении Грузии. Несомненно, это может вызвать трения с Соединенными Штатами, но израильско-американские отношения уже далеко не те, какими были раньше.

 

 

     Перевод Юрия Романенко

 

 

 

     Прабуддха Бхарата>>>

     Веданта Кешари>>>

 

     

 

 

International Yoga Day 21 June 2015
International Yoga Day 21 June 2015

 

 

 


Яндекс цитирования Rambler's Top100